Последняя тайна А.С.

26Лет 10 назад Виктор Солахян сначала в прессе (см. «ГА» от 24 декабря 2002 года), а затем и отдельной книгой («Жизнь – подвиг. Неизвестные страницы жизни и деятельности выдающегося патриота, скульптора и педагога Ара Сарксяна27», Ереван, изд-во «Грабер», 2004, 80 с.) изложил свою версию «неизвестных страниц» биографии выдающегося армянского скульптора Ара Миграновича Сарксяна.

Книга явилась итогом многолетнего расследования, принесшего поистине сенсационные результаты. Виктору Солахяну (племяннику жены Мастера, с юных лет имевшему возможность постоянного общения с ним, а после его кончины и доступ к его личному архиву и библиотеке) благодаря проявленному упорству, настойчивости и, как правило, сопровождающему обладателей этих качеств счастливому стечению обстоятельств удалось обнаружить, что в жизни человека, о котором написано множество статей и книг и о котором, казалось бы, известно абсолютно все, есть как минимум две неизвестные страницы. Одна – относящаяся к ранней молодости художника и его тщательно скрываемому участию в операции «Немезис», и вторая – относящаяся к последним дням жизни, точнее, по версии В. Солахяна, к гибели Ара Сарксяна.

Желающих узнать захватывающие подробности мы отсылаем к упомянутой книге В. Солахяна, здесь же только напомним, что уже после смерти Мастера он обнаружил в его библиотеке книгу, подаренную ему, судя по дарственной, за 10 дней до его смерти американской пианисткой Люси Ишханян28, приехавшей в 1969 году в Ереван на гастроли. Причем книга была передарена Ара Сарксяну, ибо в ней сохранилась еще одна дарственная – самой Люси Ишханян с неразборчивой подписью – судя по всему, автора – народного мстителя Аршавира Ширакяна, участника покушений в Риме (на премьер-министра Турции Саида Халима, подписавшего приказ о депортации армян) и в Берлине (на организаторов Геноцида и палачей армянского народа Джемала Азми и Бехаэтдина Шакира). Заинтересованный неожиданным совпадением дат, Виктор Солахян внимательно прочитал книгу воспоминаний Аршавира Ширакяна и обнаружил в ней строки, посвященные еще одному участнику операции – молодому студенту, художнику А. С.. Соотнеся их с временем учебы Ара Сарксяна в Риме и Вене и некоторыми другими обстоятельствами его жизни, Виктор Солахян пришел к выводу, что это был именно он. Затем, внимательно изучив реалии последних дней жизни и смерти Ара Сарксяна, свидетельства очевидцев (среди которых был и он сам), явно подтасованные медицинские акты и заключения, В.Солахян пришел к выводу, что Мастер, уже больше четырех месяцев пребывавший в больнице в связи с переломом ноги и уже готовившийся выписаться, был намеренно умерщвлен.

Повторим, Виктор Солахян в подтверждение своих версий приводит множество фактов, аргументов и документов, и хотя, на наш взгляд, не все детали исследованы досконально и не все, как говорится, узелки убедительно завязаны, тем не менее основные его предположения, на наш взгляд, выглядели вполне обоснованно. Между тем и сомневающихся было немало, слишком уж не совпадали эти неизвестные страницы с привычным обликом Ара Сарксяна.

В последующие годы, насколько известно, никто изучением неожиданно открывшихся обстоятельств жизни и смерти Ара Сарксяна всерьез не занимался. Никто их публично не опровергал, но и не подтверждал.

Но вот на днях представилась возможность получить более чем убедительный и окончательный ответ на один из главных вопросов: действительно ли Ара Сарксян был участником операции «Немезис», действительно ли именно его имели в виду авторы воспоминаний, упоминая некоего молодого студента, художника А.С.? Все существовавшие по этому поводу сомнения снял недавний визит в Ереван самой Люси Ишханян и ее рассказ (в том числе и в беседе с автором этих строк) о том давнем приезде в Армению, об обстоятельствах передачи книги Аршавира Ширакяна Ара Сарксяну.

По ее словам, дело обстояло так. Отец Люси был близким другом Аршавира Ширакяна, и их семьи тесно дружили. И вообще она росла в патриотической атмосфере потомственных дашнакцаканов и с детства герои «Немезиса» были ее кумирами.

В 1969 году ей посчастливилось совершить гастрольную поездку в Ереван. Перед поездкой Аршавир Ширакян, который сам мечтал посетить Армению, но не мог получить разрешения, сказал ей, что в Ереване у него есть близкий друг Ара Сарксян, но он не знает, жив ли он. И поскольку все экземпляры изданной им в 1965 году книги воспоминаний «Это было завещано жертвами» были уже распроданы, он попросил Люси Ишханян передать Ара Сарксяну подаренный ей некогда экземпляр. При этом он прошептал ей на ухо, что упоминающийся в книге А.С. – это и есть знаменитый армянский скульптор Ара Сарксян. Такова разгадка двойной дарственной надписи, вызывавшей столько домыслов.

Когда Люси приехала в Ереван, она то ли никак не могла найти время для передачи книги, то ли ей говорили, что навестить Ара Сарксяна в больнице невозможно. И тут, как нам представляется, она сделала опрометчивый шаг, о котором до последнего времени не было известно. Она попросила кого-то из сопровождавших ее (она и сейчас наивно говорит: вроде бы кто-то из филармонии) передать книгу адресату. Этот факт, возможно, многое объясняет, ибо нет никаких сомнений, что «филармонист», прежде чем передать книгу по назначению, ознакомил с ней свое непосредственное начальство, которое наверняка сразу же догадалось о той скрытой в книге тайне, о которой позже с такой легкостью догадался полный дилетант в этой сфере Виктор Солахян.

Во всех случаях этот факт еще раз подтверждает необходимость более тщательного анализа даже известных событий последнего периода жизни А.С., в частности, более точного их хронометража. С другой стороны, известно, что А.С. оказался под подозрением уже с 1959 года, когда выяснилось, что, вопреки заполняемым им анкетам, за рубежом проживает его брат, к тому же видный деятель «Дашнакцутюн».

Все это очень важные моменты для понимания сгустившейся вокруг А.С. атмосферы. Какую роль в ускорении процессов сыграли визиты в 1968 году в Ереван его старых знакомых по Риму и Вене, художников Онника Аветисяна29 и Сарухана30? Каков, наконец, комплекс причин, побудивших человека, добившегося всех возможных титулов, званий и должностей (действительный член (академик) Академии художеств СССР, член правления Союза художников СССР, народный художник СССР и Арм. ССР, председатель Союза художников Армении, ректор и заведующий кафедрой скульптуры Ереванского художественно-театрального института и т. д.), прийти к убеждению, что из больницы (где он лежал с банальным переломом ноги) он уже не выйдет, и даже написать завещание, начинающееся такими удивительными строками: «После моей кончины обязательно произвести вскрытие моего тела. Без вскрытия не предавать земле…»

Но даже предусмотрительный А.С. не мог предположить, что и вскрытие ничего не даст (во всяком случае пока), оно лишь пополнило длинный ряд абсурдных и противоречащих друг другу медицинских справок и заключений, из которых можно сделать только один несомненный вывод: если даже А.С. и не был преднамеренно умерщвлен, как небезосновательно считает В.Солахян, то все эти подтасовки и фальсификации в оформлении истории его болезни и причин смерти дают полное основание подозревать, что дело здесь нечисто. Подчеркнем: речь идет вовсе не о рядовом пациенте и вовсе не о рядовых врачах.

Таким образом, сегодня, после показаний Люси Ишханян, можно абсолютно точно констатировать, что одну неизвестную страницу жизни Ара Сарксяна, относящуюся к его участию в операции «Немезис», следует считать закрытой (это, конечно, не означает, что не могут обнаружиться какие-то дополнительные детали). Версию же второй страницы, относящейся к обстоятельствам смерти (гибели), на наш взгляд, можно считать вполне обоснованной, но тем не менее в юридическом смысле окончательно не доказанной и нуждающейся в дополнительном расследовании. Виктор Солахян, конечно, продолжит свой поиск, и, возможно, и здесь ему поможет счастливый случай. К примеру, может быть, кто-то из читателей «ГА» – бывших врачей, сотрудников КГБ, просто осведомленных лиц – захочет поделиться какой-нибудь полезной информацией.

Между тем было бы правильней, чтобы выявлением истины занялись профессионалы, проведя полноценное расследование всех обстоятельств дела. Нет никаких сомнений, что заполнение неизвестных страниц жизни Ара Миграновича Сарксяна – а сейчас осталась уже одна такая страница – крайне важная необходимость. И дело тут не только в воссоздании истинного облика выдающегося скульптора и гражданина, извратить который те же силы пытались еще при жизни Мастера, речь идет и об уточнении полной картины уникальной страницы истории нашего народа – операции «Немезис».

В конце концов, речь идет и о тщательно скрываемых страницах деятельности безжалостной системы, распоряжавшейся нашими жизнями на протяжении десятилетий. Системы, которая последовательно репрессировала и уничтожала всех, оказывавшихся в радиусе ее досягаемости, участников операции «Немезис» – вспомним только имена Степана Цагикяна, Петроса Тер-Погосяна, Армена [Акоп] Зоряна и других. Составил ли Ара Мигранович Сарксян исключение или завершил этот трагический список?!

«Голос Армении», 3 июля 2010г.


26 В газетном варианте статьи напечатаны фотографии Ара Сарксяна и его произведений.
27 САРКСЯН АРА МИГРАНОВИЧ (1902 – 1969) – один из основоположников современной армянской скульптуры. В 1924 году окончил Венскую академию художеств. С 1925 года жил и творил в Ереване. С 1947 года профессор, а в 1952-1959 годах - ректор Ереванского художественно-театрального института. Действительный член Академии художеств СССР (1958), народный художник СССР (1963). Автор многих памятников.
28 Люси Ишханян - всемирно известная американо-армянская пианистка. Специалист музыки Арама Хачатуряна, впервые исполнила фортепианную сонату Хачатуряна в Нью-Йорке, в Эвери Фишер-холл. Вице-президент международного конкурса имени Арама Хачатуряна в Ереване.
29 АВЕТИСЯН ОННИК АКОПОВИЧ (1898 – ?) – армянский художник, педагог. Окончил Академию художеств Вены и Рима. Жил в Египте. Участвовал во многих международных выставках. Автор обьемистой книги «Армянские художники и скульпторы» (Каир, 1959, на французском языке).
30 САРУХАН АЛЕКСАНДР АКОПОВИЧ (1898 – 1977) – известный армянский график, общественный деятель. Окончил Академию художеств Вены. Автор более чем 40 тыс. графических работ. Основатель карикатуры в Египте. В 1968 году в Ереване была выставка его работ