Операция «Немезис»: Правда, Вымысел и Ложь

32Операция «Немезис»33– блестящая страница истории армянской национально-освободительной борьбы и армянской истории вообще. В ее результате не только понесли справедливое наказание главные организаторы Геноцида армян, но и были восстановлены честь и достоинство народа, перенесшего не только весь ужас массового уничтожения, но и глубочайшую психологическую трагедию. В восприятии современников участники операции были и оставались до конца жизни легендарными героями, выполнившими волю народа и хотя бы отчасти восстановившими справедливость в обстановке полного забвения так называемым цивилизованным миром и страданий армян, и преступлений турок.

Между тем сегодня, спустя почти 90 лет после проведения операции, приходится с сожалением констатировать, что, несмотря на внешнее обилие посвященных ей материалов, полная и достоверная история операции «Немезис» так и не создана и остается и в целом, и в частностях неизвестной армянскому народу, более того, в последние годы она все чаще становится объектом нечистоплотных «разборок», уходящих корнями в сложные и драматические перипетии внутриармянской политической жизни XX столетия.

Этой сложившейся вокруг истории операции «Немезис», мягко говоря, парадоксальной ситуации способствовал ряд факторов как объективного, так и иного характера. Остановимся на них по возможности кратко.

ЛЕГЕНДА О МСТИТЕЛЕ-ОДИНОЧКЕ

Начнем с очевидного. Операция, осуществлявшаяся в обстановке глубочайшей секретности, и тем более ее подробности не могли быть известны кому-либо, кроме узкого круга ее руководителей и отчасти исполнителей, которые знали о ней лишь в рамках собственного участия. Иначе и быть не могло, ибо конспирация была залогом успеха осуществляемых и тем более готовящихся акций.

Также естественно, что первая же тщательно продуманная «утечка» информации, озвученная во время суда над Согомоном Тейлиряном, содержала в себе легенду, отличающуюся от реальности лишь одной, но весьма существенной «деталью»: Согомон в действительности не был мстителем-одиночкой, каким он предстал перед судом, он был лишь одним из исполнителей тщательно продуманного замысла крупнейшей национальной политической организации – Армянской Революционной Федерации «Дашнакцутюн».

Эта предназначенная для европейского суда версия имела, однако, далеко идущие последствия, ибо, несмотря на то что в армянском мире ни для кого не было секретом, кто именно был подлинным организатором и исполнителем операции «Немезис», слишком многим оказалась выгодной легенда о мстителе-одиночке. Так, например, когда в Советской Армении стало уже невозможно полностью замалчивать факт проведения операции «Немезис», было разрешено упоминание только об одной акции Тейлиряна, причем как раз в версии первоначальной легенды, оказавшейся более чем удобной для не желающих вспоминать о патриотической деятельности «Дашнакцутюн». Напомним, что на основе этой версии была создана имевшая и сохраняющая огромную популярность пьеса Перча Зейтунцяна34 «Встать! Суд идет!». В то же время понятно, что эта версия могла существовать только в отсутствие какой-либо достоверной информации, как это было во время суда над Тейлиряном или даже в советской действительности, но не в наши дни.

Блаженные времена полного неведения и фантастических слухов, казалось, должны были остаться позади к началу 1950-х годов, когда появились воспоминания самих непосредственных участников операции. Между тем, несмотря на то что информационная блокада была прорвана, полная ясность так и не наступила. Этому способствовало несколько обстоятельств.

Во-первых, о некоторых деталях и участниках операции, в частности, оказавшихся в Советском Союзе, и спустя 30 лет упоминать было небезопасно, и в лучшем случае они обозначались лишь инициалами или вымышленными прозвищами. Недавно «ГА» писал о «тайне А.С.», инициалов, за которыми в воспоминаниях участников операции скрывалось имя выдающегося армянского скульптора Ара Сарксяна («ГА», N72, 3 июля 2010г.).

Но это было полбеды.

ДАШНАКЦАКАНСКАЯ ВЕРСИЯ «НЕМЕЗИСА»35

Главной и истинной бедой стал раскол, происшедший среди участников операции, приведший некоторых из них к выходу или исключению из партии. И хотя раскольников было немного, однако среди них оказались такие видные организаторы акций возмездия, как Шаан Натали и отчасти Григор Мержанов. Естественно, это обстоятельство не могло не отразиться на публикуемых мемуарах, в которых бывшие товарищи по партии и соратники в антитурецкой борьбе либо вообще не упоминали друг друга, либо опять же прибегали к инициалам и прозвищам, к тому же не брезгуя тенденциозными оценками и характеристиками. Естественно, пошли ответы и опровержения.

Анализ и сопоставление мемуаров и тем более отдельных фактов и разночтений в воспоминаниях бывших участников операции «Немезис» – задача самостоятельного исследования, и здесь даже краткое их перечисление невозможно. Поэтому ограничимся сопоставлением списков акций, проведенных в рамках операции «Немезис», и их исполнителей.

Естественно, что для изданий АРФ «Дашнакцутюн» незыблемым образцом должен был послужить перечень акций, приведенный в книге Симона Врацяна36 «Республика Армения». В свой список Врацян включил убийство Талаата Тейлиряном, Дживаншира – Мисаком Торлакяном, Саида Халима – Аршавиром Ширакяном, Бехаэтдина Шакира и Джемала Азми – Арамом Ерканяном и Аршавиром Ширакяном, Джемал-паши – от руки Степана Цагикяна.

Случайно или нет, но С. Врацян повсюду использует оборот «пал от руки такого-то». Казалось бы, ничего странного тут нет, оборот этот распространен во многих языках. Однако если учесть, что в списке Врацяна присутствуют только исполнители акций, но не упомянуты их организаторы, в частности, Шаан Натали и Григор Мержанов, то трудно назвать использование этой фразы случайностью, она фактически давала возможность не сказать полную правду, но в то же время и не позволяла уличить в неправде.

Справедливости ради необходимо отметить, что, помещая в IV томе «Истории Армянской Революционной Федерации «Дашнакцутюн», вышедшем к 113-й годовщине партии, статью Симона Врацяна «Армянский Нюрнберг» и отрывки из воспоминаний Тейлиряна и Ширакяна, редакторы сборника прервали многолетнюю традицию умолчания и в примечаниях впервые указали, что не названный «представитель» в воспоминаниях Тейлиряна – это Шаан Натали («главный руководитель акции»), а «М.» в воспоминаниях Аршавира Ширакяна – это Мержанов. Раскрыт также целый ряд псевдонимов, в частности, Азор – Акоп Зорян (погибший позже в лагерях ГУЛАГа), Грап – Грач Папазян («в руках которого находился главный ключ многоходовых акций «Немезиса»). Не исключено, что эта вполне объективная оценка роли Грача Папазяна вспомнилась в противовес непомерно преувеличиваемой в последнее время роли Шаана Натали. К имени Степана Цагикяна в списке С. Врацяна добавились имена Петроса Тер-Погосяна и Арташеса Геворгяна. Здесь же, в IV томе «Истории…», насколько нам известно, в первый и единственный раз сказано о причинах исключения Шаана Натали из партии в связи с предлагаемыми им методами возмездия: «поступать с турками так же, как они поступили с нами», по принципу око за око. Бюро, естественно, отвергло призывы Шаана Натали к массовому террору и все остальные его предложения, выходящие за рамки программы операции, принятой IX съездом «Дашнакцутюн». Такова дашнакцаканская версия истории «Немезиса», сохраняющаяся в основном до наших дней.

К сожалению, и эту версию, объединившую в себе традиционное изложение истории операции «Немезис» в статьях Симона Врацяна и Рубена Тер-Минасяна с новейшими «дополнениями» к ним в виде отдельных сносок и комментариев к ним, трудно назвать полной и связной историей «Немезиса», не говоря уже о том, что доступна она только относительно узкому кругу читателей материалов по истории «Дашнакцутюн».

БОГ В ДЕТАЛЯХ37

В написанном Шааном Натали предисловии к воспоминаниям Арама Ерканяна помещен перечень акций и их исполнителей, который можно считать «версией» участников операции, разошедшихся с «Дашнакцутюн». Между тем самостоятельной версией этот перечень можно назвать весьма условно, так как приведенный список акций практически полностью совпадает со списком Врацяна, а участники и исполнители по понятным причинам вообще не названы.

Как бы то ни было, но, читая мемуары непосредственных участников операции, понимаешь, что, несмотря на все эти умолчания, оговорки, противоречия в деталях, понятную тенденциозность и даже естественное приукрашивание и преувеличение собственной роли, в итоге перед нами складывается довольно полная и подробная картина всей операции и каждой отдельной акции. И при желании объективный исследователь, став выше партийных и иных расчетов и разногласий, мог бы на основе содержащейся в них информации воссоздать реальную историю операции «Немезис». Но этого, к сожалению, не произошло, да и не могло произойти, так как подобных объективных армянских историков просто не существовало, да и условий для их появления не было.

Говоря о воспоминаниях участников операции «Немезис», необходимо особо подчеркнуть, что в них, как правило, речь идет именно о самой операции, а не о различных привходящих обстоятельствах, ставших уже фактически после ее завершения причиной острых разногласий, история которых хотя и связана с историей операции «Немезис», тем не менее является принципиально другой историей, воспринимаемой ими вне главной миссии их жизни.

Казалось бы, последовательное издание в послевоенные годы воспоминаний практически всех основных участников акций «Немезиса» должно было раз и навсегда положить конец многочисленным измышлениям, естественно возникшим вокруг операции в отсутствие какой-либо достоверной информации. Так оно и произошло, несмотря на уже упоминавшиеся нами умолчания, тенденциозные оценки и даже содержавшиеся в них элементы вымысла. В конце концов, все участники этих акций, кроме умершего в 1934 году Арама Ерканяна, были живы и никакие партийные разногласия не могли побудить их ко лжи.

Показательный пример. После того как Аршавир Ширакян написал объемистую книгу воспоминаний38, в которой явно тенденциозно изобразил прямо не названного Григора Мержанова, тот, естественно, обидевшись, публично39 резкостью ответил «сопляку», действовавшему к тому же под его руководством, однако при этом лжи в изложении событий не отметил, за исключением одного малоприятного для Аршавира факта: накануне акции Мержанов предостерег Аршавира, чтобы тот оставил дома пальто и шапку, дабы легче было уйти от преследователей. Однако Аршавир не послушался и, убегая, вынужден был сбросить с себя и пальто и шапку, которые, несомненно, стали бы прямой уликой в руках полиции, если бы их не подобрал контролировавший на месте ход событий бдительный Мержанов. Безусловно, подобных умолчаний в воспоминаниях участников акций наберется предостаточно, однако они не меняют общей картины происходившего в действительности и вряд ли их можно назвать намеренной ложью.

БЛЕФ ЧИСТЕЙШЕЙ ВОДЫ

Между тем намеренная ложь сопровождала и сопровождает историю операции «Немезис» чуть ли не с самого ее начала. Мы даже не говорим о турецких, азербайджанских и созданных, распространяемых с их подачи фальсификациях на разных языках. Это – отдельная и очень важная тема, позорно игнорируемая нами, что неудивительно при нашем отношении к героическим страницам собственной истории.

Мы имеем в виду исключительно внутринациональных сознательных фальсификаторов. Их количество и многообразие поражает. Так, в Национальном архиве [Армении] хранится труд некоего ответственного чекиста Нерсесяна о совершенном им40 убийстве Джемал-паши по поручению С.Орджоникидзе41, А.Мясникяна42, Г. Атарбекяна43 и других большевистских руководителей… Конечно, история покушения на Джемал-пашу – одна из самых запутанных, вероятно, в силу того, что ее участники не смогли позже, живя в Советском Союзе до расстрела в 1937 году, рассказать, подобно другим участникам операции «Немезис», хотя бы часть правды о покушении на Джемала в конце 1922 года в Тифлисе.

Обратимся к новейшим временам, которые и явились главной причиной написания данной статьи. Ибо намеренно предпринимаемые ныне попытки искажения истории операции «Немезис» гораздо более опасны, нежели предыдущие, и если им не будет поставлен заслон, то при полном равнодушии и индифферентности нашей исторической науки, да и АРФ(Д), мы можем утратить эту историю навсегда.

В 1992 году в Ереване вышла книга Шаана Натали «Турки и мы». В нее включены две работы автора, опубликованные еще в 20-е годы – «Туркизм от Анкары до Баку и турецкая ориентация» и «Турки и мы»44. Работы эти действительно важны и представляют не только исторический интерес, но наш разговор не о них, ибо они не содержат никакого упоминания об операции «Немезис», а о предпосланной им биографии Ш.Натали, в то время практически не известного читателю Армении. В этой, кстати, анонимной45 биографии операции «Немезис» посвящен важный фрагмент, содержащий поистине удивительные утверждения. А именно: будто во время обсуждения на проходившем в Ереване в 1919 году Общем собрании «Дашнакцутюн» проекта операции «Немезис» целый ряд «восточноармянских» делегатов, в частности, Симон Врацян, Рубен Тер-Минасян и Рубен Дарбинян46, выступили против проведения этой операции и только благодаря настойчивости Шаана Натали проект был утвержден и для его реализации был создан Руководящий Орган во главе с тем же Шааном Натали и его непосредственным соратником Григором Мержановым47. Далее Шаану Натали приписываются организация и осуществление практически всех акций операции «Немезис», что даже физически было невозможно и просто неправда. В списке, кстати, допущен ряд фактологических ошибок, причем даже в отношении хорошо известных случаев. Изложенная версия – чистейшей воды блеф, который не только никак не соответствует известным фактам, но и рассчитан просто на наивных глупцов, ибо понятно, что операцию подобного масштаба, требовавшую огромных человеческих, финансовых, организационных ресурсов, в Армянском мире могла осуществить только такая мощная организация, как «Дашнакцутюн», с полного согласия и под руководством ее верховного органа – Бюро.

КАК МОЖНО ПРОТИВОПОСТАВЛЯТЬ ГРУППУ «НЕМЕЗИС» И АРФД?!

О роли дашнакцаканских структур хоть и мельком, но постоянно говорится в воспоминаниях участников операции. От полученных указаний отклоняться никто не имел права, тем более этого не могли допустить такие дисциплинированные члены партии, как Шаан Натали и Григор Мержанов. А о решающей роли общего руководителя акции Армена Гаро мы можем судить хотя бы по воспоминаниям Согомона Тейлиряна, который должен был отправиться за океан для встречи с Гаро, одобрившего кандидатуру Согомона и давшего ему все необходимые инструкции. Эти инструкции были настолько тщательны, что, как пишет Согомон, Гаро рассказывал ему о своих личных встречах с Талаатом и даже отмечал характерные черты его личности.

Прошли годы. Казалось бы, эта разовая акция искажения истории операции «Немезис» осталась в прошлом. Но вот в 2007 году в Москве выходит перевод книги «Турки и мы». Казалось бы, издание это можно только приветствовать, если бы не одно более чем странное обстоятельство. Издатели книги, скрывшие свои имена, почему-то решили предпослать 40-страничной брошюре 22-страничное предисловие, в котором вместо истории армяно-турецких отношений изложили русскоязычному читателю известную нам ложную версию с повторением всех ошибок и добавлением новых. (Кстати, ошибочно и утверждение авторов предисловия, будто данное издание является первым на русском языке, посвященным Шаану Натали и его трудам. В 1996 году в «ГА» были опубликованы краткий очерк о Шаане Натали и отрывки из его воспоминаний.)

Все предисловие к книге посвящено взаимоотношениям Шаана Натали и «Дашнакцутюн» с безудержным восхвалением первого и столь же безудержным осуждением второй. Достаточно привести лишь такое утверждение: «…руководители АРФ не постеснялись приписывания себе того, что было сделано Шааном Натали и мстителями «Немезиса». Интересно, а кем были Шаан Натали, Григор Мержанов и все остальные, если не бойцами «Дашнакцутюн»? Ведь даже в уже множество раз упоминавшейся в отрицательном смысле биографии Шаана Натали совершенно справедливо сказано: «В 1904 году в Харберде он (Шаан Натали. – Л. М.) вступил в Армянскую Революционную Федерацию, в рядах которой четверть века осуществлял истинно патриотическую деятельность». Действительно, Шаан Натали был исключен из партии в 1928 году, а до этого, в 1924 году, был даже избран членом Бюро, что означало полное к нему доверие руководства партии. Зачем надо было издавать в Москве (книга продавалась и в Ереване) эту лживую версию операции «Немезис», понять было бы трудно, если бы цели издания не были столь прозрачны48.

АНОНИМНОЕ ПРЕДИСЛОВИЕ – ПАЛОЧКА-ВЫРУЧАЛОЧКА

Опустив другие разрозненные попытки фальсификации подлинной истории важнейшего эпизода армянской национально-освободительной борьбы, обратимся к статье Владимира Петросяна «Немезис», опубликованной в газете «Азг» 23 января 2010 года. Как следует из редакционного предисловия, статья эта – лишь первая часть обширной работы, представленной автором в редакцию «Азга».

Чтобы не повторяться, просто отметим, что в статье приведены все те же лживые факты из уже не раз упоминавшегося анонимного введения к изданию книги Шаана Натали 1992 года с той только разницей, что здесь все они приписаны самому Шаану Натали. Делается это так: утверждая, что якобы ряд делегатов 9-го Общего собрания АРФД, в том числе С. Врацян, Р. Тер-Минасян, А. Джамалян, Р. Дарбинян, и вообще чуть ли не все собрание было против операции и только благодаря настойчивости Шаана Натали и Григора Мержанова было принято решение о ее проведении, после чего им было поручено возглавить ее, автор дает авторитетную ссылку: Шаан Натали. «Турки и мы». Ереван, 1992, стр. 12, – где мы находим уже не раз упомянутое нами анонимное предисловие с теми же бездоказательными утверждениями. (В скобках отметим, что практически невероятно, чтобы на съезде могли быть приняты какие-то решения, противоречащие позиции этих авторитетнейших дашнакцаканов, которые, кстати, на этом же съезде были избраны членами Бюро. Добавим, что членом Бюро был избран также отсутствовавший на съезде посол Армении в Вашингтоне Армен Гаро, которому исходя из его огромного опыта и было поручено возглавить всю операцию. Столь же нелепо упоминание среди противников проведения операции Симона Врацяна, позиция которого по данному вопросу четко изложена в упоминавшихся выше работах, и Рубена Тер-Минасяна, который, согласно воспоминаниям Аршавира Ширакяна и другим свидетельствам, лично готовил его и Арама Ерканяна к акциям в Тифлисе и руководил ими.)

И так на протяжении всей статьи: безосновательные утверждения и ссылки на ту же анонимную биографию (даже в тех случаях, когда истинные данные можно было бы элементарно получить из энциклопедии «Армянский вопрос»). Отличие данной публикации от остальных лишь в том, что она не анонимна48.

НЕОБХОДИМО ВОССОЗДАТЬ НАДПАРТИЙНУЮ ИСТОРИЮ «НЕМЕЗИСА»

Подобные публикации уже давно носят не единичный характер, их «авторы», переписывая друг у друга дезинформацию, помещают ее в интернет, распространяют на дисках и т. д. Ситуацию необходимо исправлять безотлагательно.

С этой целью мы предлагаем академическим институтам совместно обсудить этот актуальный вопрос и создать тематическую группу, возможно, и с привлечением необходимых специалистов со стороны, естественно, не скомпрометировавших себя тенденциозными публикациями. Эта группа в разумные сроки должна будет создать всестороннюю научную и надпартийную историю операции «Немезис», включающую не только весь существующий достоверный фактический материал, но и объяснение исторической неизбежности и справедливости ее осуществления, ее моральную и юридическую оценку европейской общественностью и правосудием.

Само собой разумеется, что в качестве первоочередного шага и даже независимо от создания специальной научной тематической группы необходимо приступить к формированию архивной базы предстоящего исследования. Для этого Национальный архив Армении, возглавляемый, кстати, одним из немногих знатоков вопроса доктором исторических наук Аматуни Вирабяном, должен предложить руководству «Дашнакцутюн» предоставить по возможности хранящиеся в архивах партии материалы, без чего предлагаемый труд создать невозможно. С тем же предложением необходимо обратиться и к иным организациям и частным лицам, заинтересованным в создании правдивой истории «Немезиса». Особый интерес в этом плане представляют оригиналы воспоминаний участников операции, которые, как известно, были опубликованы в отредактированном виде. Воспоминания Арама Ерканяна – под редакцией Шаана Натали, который при этом указал, что публикуемое – лишь часть имеющихся в его распоряжении воспоминаний Арама. Не исключено также, что в богатейшем архиве Шаана Натали хранятся и его собственные неопубликованные мемуары. Воспоминания Согомона Тейлиряна, записанные с его слов видным национальным деятелем Вааном Минахоряном49 в Белграде, хранятся, вероятно, в архиве «Дашнакцутюн», но хотелось бы выяснить, действительно ли при публикации из них, как утверждают антидашнакцаканские авторы, по указанию Симона Врацяна были изъяты две важные главы, посвященные Шаану Натали. И так постоянно. Вплоть до уже упоминавшихся воспоминаний Арташеса Геворгяна, записанных спустя много лет его племянником и отредактированных перед публикацией под псевдонимом Азвин кандидатом исторических наук В.Л.Айрапетяном50. Вплоть до воспоминаний Гургена Яникяна51, известных нам по редакции уже упоминавшегося Владимира Петросяна52.

Если создание объективной истории операции «Немезис» будет проводиться под эгидой Армянского государства, компетентными учеными с по возможности безупречной репутацией, в обстановке гласности и информации общественности о ходе работ, то нет сомнений, что все хранители исторических материалов, наконец, поймут, что эти материалы принадлежат не им, кем бы они ни были, а армянскому народу, что операция «Немезис» – национальное достояние, что, как говорил мудрый Гарегин Нжде по поводу подобных случаев, пережитых им самим: «Нет партийных героев и партийных мучеников, есть национальные герои и национальные мученики».

«Голос Армении», 11 ноября 2010г.


 

32 В газетном варианте статьи после заглавия напечатана картина известного французского художника армянского происхождения Жансема, посвященная теме Геноцида армян.
33 Название получила по имени греческой богини мщения Немезиды.
34 ЗЕЙТУНЦЯН ПЕРЧ АРМЕНАКОВИЧ (1938) – известный армянский писатель, драматург. Пьеса «Встать! Суд идет!» в Армении и за ее пределами имела сотни постановок и до сих пор имеет актуальность как с политической, так и театроведческой точки зрения.
35 В газетном варианте после этого заголовка напечатаны фотографии Шаана Натали, Согомона Тейлиряна, Арама Ерканяна и Армена Гаро.
36 ВРАЦЯН СИМОН НАЗАРОВИЧ (1882 – 1969) – известный армянский партийно-государственный деятель, редактор, мемуарист. Член АРФД. Премьер-министр Первой Республики Армения (25.11-2.12.1920), председатель Комитета спасения Родины (1921). В диаспоре сыграл решающую роль в политической и культурной жизни АРФД. Автор множества исторических и мемуарных книг. Названная книга впервые была издана в Париже (1928), позже имела несколько переизданий.
37 В газетном варианте после этого заголовка напечатаны фотографии Мисака Торлакяна, Аршавира Ширакяна, Степана Цагикяна, Петроса Тер-Погосяна, Ара Сарксяна.
38 Воспоминания Аршавира Ширакяна имели несколько изданий: Бейрут (1965, 1986), Тегеран (1982), Ереван (1991). Книга переведена и на английский: Shiragian, Arshavir. The Legacy. Memoirs of an Armenian Patriot. Translated by Sonia Shiragian. Introduction by L. Surmelian. Boston, MA: Hairenik Association, 1976, XVI+217 pp.
39 Смотри – Мержанов Григор. Мое завещание. Бейрут, 1972; Некоторые воспоминания и ответ Аршавиру Ширакяну. Париж, 1957.
40 Эта гипотеза, состряпанная в кабинетах ГПУ, не соответствует историческим фактам.
41 ОРДЖОНИКИДЗЕ ГРИГОРИЙ (Серго) КОНСТАНТИНОВИЧ (1886 – 1937) – первый секретарь Закавказского крайкома РКП(б) (1922 – 1926), председатель ЦКК ВКП(б), нарком РКИ и зам. председателя СНК СССР (1926 – 1930), председатель ВСНХ, нарком тяжёлой промышленности СССР (1930 – 1937).
42 МЯСНИКЯН АЛЕКСАНДР ФЕДОРОВИЧ (1886 – 1925) – известный армянский коммунистический и государственный деятель, литератор. Председатель Центрального бюро Компартии и ЦИК Белоруссии (1918 – 1919), председатель СНК и нарком по военным делам Армянской ССР (1921 – 1922), председатель Союзного Совета ЗСФСР (1922 – 1925). Автор ряда книг по истории армянской диаспоры и литературы.
43 АТАРБЕКЯН ГЕОРГИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ (1892 – 1925) – чекист, нарком почт и телеграфов, заместитель наркома РКИ ЗСФСР.
44 Шаан Натали. Туркизм от Анкары до Баку и турецкая ориентация. Критика армянской политической мысли. Афины, 1928, 172 с.; Турки и мы. Переоценки. Афины, 1928, 70 с., 1931, 93 с. Обе книги вместе были изданы Армянским народным движением в 1992 году в Ереване. Книга Шаана Натали «Турки и мы» имеет текстовую разницу. Полный вариант был издан только в 1931 году, а под нашей редакцией - клубом «Айреник» в 2011 году в Ереване.
45 Предположительно автором можно считать официального издателя – Армянское народное движение.
46 ДАРБИНЯН РУБЕН (Арташес Чилингарян) (1883 – 1968) – известный армянский политический деятель, редактор. Член АРФД. Был министром юстиции Первой Республики Армения. С 1922 года основатель и редактор политико-культурного журнала «Айреник» в Бостоне.
47 Стенографический отчет 9-го Общего собрания АРФД до сих пор не издавался и какие-нибудь догадки или предположения в этом отношении неуместны.
48 Полемику Вл. Петросяна с автором этой статьи и обьективно обоснованный ответ-статью Л. Микаеляна смотри - «Правда, вымысел и ложь: наглядная иллюстрация» («Голос Армении», 20 ноября 2010, N125).
49 МИНАХОРЯН ВААН (1884 – 1946) – деятель армянского национально-освободительного движения. Во время Геноцида армян был депортирован из Самсуна, но сбежал. Был депутатом парламента и министром Первой Республики Армения, членом Комитета спасения Родины. Автор воспоминаний «1915 год. Дни ужаса» (Венеция, 1949) и книги «Согомон Тейлирян» (Тегеран, 1982).
50 Имеется в виду это издание: Азвин. Убийство Джемал-паши. Редактор В. Айрапетян. Москва, 1991, 92 с.
51 ЯНИКЯН ГУРГЕН МКРТИЧЕВИЧ (1895 – 1984) – известный армянский мститель, национальный герой, инженер, писатель. В годы Геноцида армян были убиты 26 его родственников. 27 января 1973 года в гостинице «Балтимор» в г. Санта-Барбара привел в исполнение акт возмездия над турецким генеральным консулом в Лос-Анджелесе Мехметом Байдуром и вице-консулом Бахадуром Демиром. В июле 1973 года был приговорен к пожизненному заключению. В 1984 году был выпущен из тюрьмы в связи с плохим состоянием здоровья, умер менее чем через месяц.
52 Яникян Гурген. «Цель и правда», редактор Офелия Микаелян, Ереван, представительство Армянского народного движения в Армении, 1999, 209 с. Вл. Петросян был автором «Предисловия».