Немезис Мисака Торлакяна

Вышла в свет книга, научное и политическое значение которой трудно переоценить: Вардгес Егиаян, Ара Арабян «Судебный процесс Мисака Торлакяна» (Ереван, изд-во «Грабер», 2008)21. Важность этого издания парадоксальным образом обусловлена уже тем обстоятельством, что книга нуждается в объяснении. Попытаемся сделать это по возможности коротко.

Конечно, можно было бы просто сказать, что судебный процесс Мисака Торлакяна – это практически полное повторение судебного процесса Согомона Тейлиряна. Судите сами: в рамках той же патриотической операции «Немезис» Мисак Торлакян в том же 1921 году (18 июля) застрелил палача армянского народа, также предстал перед судом европейской державы (британским военным трибуналом) и… также был фактически оправдан. Если следовать логике, согласно которой вопреки традиции суд над Согомоном Тейлиряном принято называть судебным процессом Талаат-паши, то суд над Мисаком Торлакяном следовало бы назвать судебным процессом Бехбуд-хана Дживаншира, министра внутренних дел Азербайджанской Республики, организатора геноцида более 30 тысяч армян в Баку в сентябре 1918 года.

Безусловно, сравнение с Согомоном Тейлиряном многое проясняет. Но вызывает и множество новых вопросов, главный из которых, естественно, такой: почему же в таком случае имя Согомона широко известно, а имя Мисака большинству современных армян, особенно на Родине, мало что говорит? Сразу же скажем, что дело тут не в разнице «калибров» их «мишеней». Вопрос этот не так уж прост.

Здесь, вероятно, необходимо говорить о масштабах нашей исторической невежественности в целом и в первую очередь совковой невежественности в вопросе истории нашей национально-освободительной борьбы, в частности, героической самообороны в годы Геноцида и последующих акций справедливого возмездия в отношении его организаторов. Причина понятна. Достаточно сказать, что имя Согомона разрешено было упоминать только потому, что он якобы был мстителем-одиночкой, чуть ли не случайно встретившим на берлинской улочке Талаата и непреднамеренно застрелившим его. Легенда, заготовленная для суда и ничего общего не имеющая с действительностью, за исключением того факта, что действительно почти вся большая семья Тейлиряна, как он и рассказывал во время суда, была уничтожена во время Геноцида. По той же причине нам не были известны имена других участников операции «Немезис» – Армена Гаро, Шаана Натали, Григора Мержанова, Аршавира Ширакяна, Арама Ерканяна… Не были известны как раз потому, что осуществленные ими акции возмездия были звеньями единой операции, руководимой из одного центра, организационно, финансово и технически обеспеченной партией «Дашнакцутюн».

Одного этого обстоятельства было достаточно для 70-летнего замалчивания этого героического эпизода армянской истории, вернувшего выжившей в Геноциде части армянского народа чувство самоуважения и давшего отчаявшимся капельку утешения.

Конечно, в Спюрке имена народных мстителей были широко известны. Широко известно было и имя Мисака Торлакяна (1890-1968), на протяжении десятилетий находившегося на передней линии национально-освободительной борьбы, где бы она ни проходила. Его 600-страничная автобиография22 («Вместе с моими днями», 2-е изд., Бейрут, 1963) – всего лишь сжатое повествование о деятельности революционера-дашнакцакана, начиная от ранних юношеских лет, когда Мисак перебрасывал оружие гайдукам в Западную Армению, и до последних дней Второй мировой войны, когда он принимал самое активное участие в отправке в США из Европы армян, которым грозило насильственное возвращение в СССР с известными последствиями. А между этими двумя точками – пребывание в отряде фидаи, действовавшем в Трапезундском вилайете, и в отряде добровольцев, в составе которого Мисак вернулся с Кавказа в Западную Армению, где узнал, что из 17 членов его семьи вырезано 16.

Отсюда в начале 1918 года вместе с покидающими Западную Армению русскими войсками вновь отправился на Кавказ, где в мае 1918 года принял участие в боях под Карсом, Александрополем и Сардарапатом. Здесь, на Кавказе, Мисак знакомится с будущими участниками операции «Немезис» Заре Мелик-Шахназаряном и Арамом Ерканяном и в конце 1920 года с целью участия в акциях наказания организаторов Геноцида возвращается в Константинополь. Узнав в июле 1921 года о прибытии в Константинополь Бехбуд-хана Дживаншира, группа мстителей – Арутюн Арутюнян, Ерванд Фундекян, Мисак Торлакян – выследила и рукой Мисака расстреляла его.

В августе-октябре 1921г. Мисак предстал перед британским военным трибуналом. Приговором от 20 декабря23 1921г. он был признан виновным, но не ответственным за свои действия. Понятно, что суд, проходивший в Константинополе, в зале, переполненном злобствующими турками, не мог найти иной формы фактического оправдания народного мстителя, справедливо покаравшего палача армянского народа, преступные действия которого были убедительно доказаны в суде показаниями многочисленных свидетелей, в том числе и не армянами. Фактически британский трибунал, как и суд над Согомоном, состоявшийся практически в те же дни в Берлине, прибегнул к английской формуле killing is no murder (умерщвление – не убийство). Как сказал Согомон, безусловно, не подозревавший о существовании этой формулы: «Я убил – но я не убийца». О том, как проходили заседания британского трибунала, рассказывают в переводе с английского их стенограммы, опубликованные в представляемой книге.

О своей более поздней деятельности, в частности, в годы Второй мировой войны, Мисак Торлакян также рассказывает в своих мемуарах. Она, безусловно, заслуживает отдельного и очень подробного разговора, так как является лучшим ответом клеветникам (как внутренним, так и внешним), которые, пользуясь всеобщей невежественностью в этом вопросе и используя методы и «аргументы», разработанные еще в кабинетах КГБ, развернули разнузданную пропагандистскую кампанию, с одной стороны, против деятельности самоотверженных патриотов и партии «Дашнакцутюн» в годы Второй мировой войны, а с другой – против армянского народа в целом. Обвинение в «сотрудничестве с немцами» до сих пор в спекуляциях антиармянских сил превалирует над логикой и фактами. Мемуары Мисака Торлакяна, неизменного ближайшего соратника генерала Драстамата Канаяна, убедительно разоблачают эти вымыслы. Надеемся, они станут достоянием общественности.

Другое важнейшее значение книги «Судебный процесс Мисака Торлакяна» в том, что она убедительно и бесстрастно устами многочисленных свидетелей повествует о кровавых событиях, развернувшихся в Баку в сентябре 1918 года и, в частности, роли в них министра внутренних дел Азербайджанской Демократической Республики Бехбуд-хана Дживаншира. Данные под присягой показания свидетелей, лиц самых разных национальностей, находившихся в Баку в те трагические дни, восстановлены авторами книги по сохранившимся стенограммам заседаний английского трибунала, но главным образом заимствованы из книги «Самый крупный и самый интересный судебный процесс нашего времени – процесс Торлакяна» корреспондента турецкой газеты «Илери» Ахмеда Джемалэддина.

Турецкий журналист издал свою книгу по горячим следам процесса, в 1921 году24. В предисловии он писал: «Моя цель – дословно воспроизвести все, что я слышал в ходе судебного процесса. Читателю остается только сделать разумные выводы». Разумные же выводы из показаний свидетелей однозначны – именно на их основе члены британского трибунала пришли к выводу о справедливости акции Торлакяна. Показания 30 свидетелей воссоздают целостную картину событий, которая и сегодня, спустя 90 лет, потрясает не только своей жестокостью и бесчеловечностью, но и полным сходством с описанием массовых зверств в Османской Турции в 1915 году и Сумгаите, Кировабаде, Баку и повсюду в современном Азербайджане. Любопытно, что адвокаты обвиняемого пригласили в суд, а суд согласился выслушать показания известного писателя Ерванда Отьяна25 о турецких зверствах, которые вполне могли прозвучать во время процесса Талаат-паши в Берлине.

Ценность показаний, запечатленных в книге Вардгеса Егиаяна и Ара Арабяна, трудно переоценить: они не только рассказывают правду о событиях почти столетней давности, но и выступают в качестве сильнейшего аргумента в сегодняшней информационной борьбе с нашими извечными противниками. Авторы книги (напомним, что Вардгес Егиаян – тот самый американский адвокат, который в изнурительной борьбе вернул потомкам жертв Геноцида часть вкладов, вложенных в страховые компании) блестяще справились со своей задачей, остается только, чтобы возвращенная ими правда зазвучала как можно громче и на разных языках. Отдельные фрагменты книги «Процесс Мисака Торлакяна» по возможности будут опубликованы в «ГА».

«Голос Армении», 19 сентября 2009г.


21 Оригинал этой работы смотри – Yeghiayan, Vartkes; Arabyan, Ara. The Case of Misak Torlakian. Glendale, CA: Centre for Armenian Remembrance, 2006, XIX+290 pp.
22 Мемуары М. Торлакяна изданы в Лос-Анджелесе (1953, 567 с.), в Тегеране (1982, 585 с.), в Бейруте (2001, 623 с.).
23 Правильнее - октября.
24 Оригинал работы на турецком смотри - Cemaleddin, Ahmet. Torlakyan Davası. Istanbul, 1921. Дело Торлакяна продолжает оставаться в центре внимания турок, о чем свидетельствует, к примеру, это издание - Ermeni Entrikalarının Perde Arkası. Torlakyan Davası. Hazırlayan Murat Çulcu. Ankara, 1984. İstanbul, 1990.
25 ОТЬЯН ЕРВАНД (1869 – 1926) – выдающийся армянский сатирик, фельетонист, автор десятков романов. После армянской резни в Турции в 1896 эмигрировал за границу, где провел 12 лет. В 1915 сослан в Месопотамскую пустыню. Выступал свидетелем на суде Мисака Торлакяна.