Миссия Армена Осканяна

Год назад всех нас потрясла весть о трагической кончине Армена Осканяна. Тогда, сразу же после гибели Армена, в прессе были опубликованы некрологи, прекрасно и тепло характеризующие его – и как человека, и как ученого-физика, и, главное, как великолепного преподавателя школы «Квант», ученики которого неизменно становились победителями международных олимпиад. Кстати, он и погиб после очередной такой победы в Одессе, спасая своих тонувших воспитанников.

Я не претендую на дружбу или даже близкое знакомство с Арменом, однако в те дни мне показалось, что об одном аспекте деятельности этого разносторонне одаренного человека, может быть, даже самом важном для него, сказано недостаточно. Я имею в виду национально-патриотическую деятельность.

Армен Осканян был внуком родного брата Согомона Тейлиряна. Я лично убежден, что это обстоятельство он, в отличие от многих потомков наших национальных героев, воспринимал не как повод для хвастовства или возможность получения каких-то привилегий, а как возложенную на него провидением высокую миссию. Он в полной мере, возможно подсознательно, стремился соответствовать забытому в наше беспамятное время императиву: происхождение, точнее – благородство, обязывает.

Сейчас я уже не помню обстоятельств его появления в редакции. Однако уже весной 1996 года, когда «ГА» готовился отметить (кстати, единственный в Армении) 75-летие акта возмездия, осуществленного Согомоном в марте 1921 года в Берлине, Армен принял в подготовке публикации самое деятельное участие, предоставив нам изданную им в 1990 году книгу воспоминаний Согомона Тейлиряна11 и уникальный, возможно, единственный в Армении ксерокс воспоминаний Шаана Натали «По следам Великого убийцы»12. Фрагменты этих воспоминаний, впервые опубликованные в Армении, получили широкий резонанс. Сам Армен специально для «ГА» написал «Свидетельства семейных документов и преданий» – бесценные заметки о происхождении Тейлирянов и неизвестных эпизодах жизни Согомона («ГА», 1996г., 16 и 18 апреля). Напомним, что дело было в дни аодовского режима, в лучшем случае замалчивавшего подобные юбилеи и имена. Армена это не смущало.

Такой вот запомнившийся эпизод. Возможно, никто (теперь уж точно никто) так досконально не знает родословную потомков наших народных мстителей, их судьбу, имена и места проживания (в Армении и в мире), как Армен. Он навещал их, уговаривал обнародовать хранящиеся в семье документы и вообще сделать известными народу замалчиваемые на протяжении более чем 70 лет имена. Не забудем, что и сегодня в народе распространено мнение, будто Талаата покарал герой-одиночка Согомон. Армен не боялся делиться славой, наоборот, он считал своим долгом воздать по заслугам каждому участнику операции «Немезис».

С этой целью мы как-то отправились в гости к пожилой чете (я не знаю, могу ли даже сегодня назвать конкретные фамилии). Времена были очень тяжелыми, но нас приняли задушевно и даже угостили пирогом. Однако предоставить какую-либо информацию прессе (то есть мне) об отце хозяйки, который был участником операции, затем жил в Советском Союзе, в 30-х годах был сослан и расстрелян13, категорически отказались. Мы с Арменом не понимали этого упорства и несколько часов уговаривали их (Армен, по-моему, уж слишком эмоционально), однако при всей очевидной симпатии и доверии к нам они мнения своего не изменили. Такова была инерция страха, висевшего над ними полвека, а может быть, это уже был страх, идущий не только из прошлого? В полной темноте, удрученные, разошлись мы по домам.

Зато своим очередным успехом мы могли считать публикацию воспоминаний Арама Ерканяна «Как мы отомстили»14. Замечу, что воспоминания Арама, нашего народного мстителя, покаравшего в том же Берлине в апреле 1922 палачей армянского народа Бехаэтдина Шакира и Джемала Азми, в Армении практически неизвестны даже на армянском языке. И опять мы действовали по испытанной схеме: Армен достал у потомков Арама Ерканяна редкий ксерокс изданной более полувека назад в Спюрке книги воспоминаний, и мы к 75-летию акции опубликовали его фрагменты в «ГА» (1997г., 19 и 22 апреля; полный текст в «Литературной Армении», 1997г., N3). Помню радость Армена, рассказывавшего мне, как он буквально в день выхода добыл прямо в редакции «ЛА» необходимое количество экземпляров журнала и разослал их потомкам Арама Ерканяна, живущим в разных странах мира по только ему известным адресам.

Посещения Арменом редакции носили странный характер: то он появлялся чуть ли не каждый день на протяжении нескольких недель, то исчезал на несколько месяцев. Одно точно – каждый раз он появлялся с какой-то новой идеей или замыслом. Естественно, что-то получалось, что-то нет.

В последний раз мы тесно общались приблизительно за полгода до смерти Армена. Тогда мы решили сделать ксерокопии всех известных нам книг, документов и материалов, хранящихся в библиотеках и архивах, имеющих отношение к столь близкой нам обоим теме. Армен тогда очень воодушевленно рассказывал о своей работе в школе и своих воспитанниках, а я думал, как повезло этим детям, получившим редкую возможность общаться не только с блестящим преподавателем, но и истинным армянским интеллигентом. Я уговаривал его рассказать в «ГА» о своей работе в школе, но он отнекивался. Потом…

Армен принес ксерокопии столь ценных для нас книг (один экземпляр – для себя, другой – для меня), и мы начали обсуждать возможность их использования. Вариантов было множество, но планы так и остались планами. Пришло известие о гибели Армена.

После него остались у меня лишь журнал с опубликованной им первой частью воспоминаний Согомона Тейлиряна о своем детстве, написанных им в берлинской тюрьме в ожидании суда, а также изданная Арменом при первой же возможности в 1991 году книга воспоминаний Согомона с дарственной надписью издателя15. Осталась также копия семейной фотографии Тейлирянов 1920-х гг., уже публиковавшаяся в «ГА». Остались также добытые с его помощью различные материалы, не реализованные пока замыслы. Осталась, как у всех, кто его знал, память об этом неординарном человеке, патриоте, честно пронесшем через всю свою жизнь взятую на себя миссию.

«Голос Армении», 15 октября 2005г.


11 Нам известны следующие издания воспоминаний С. Тейлиряна: Каир (1953, 1956), Ереван (1993).
12 Номера журнала «Наири» (Бейрут) хранились в т. н. «спецхране» Национальной библиотеки Армении и были доступны очень ограниченному кругу читателей. Русский перевод воспоминаний Шаана Натали, сделанный Л. Микаеляном, приводится в данной книге. 
13 Можно предполагать, что, по всей вероятности, имеется в виду Акоп Зорян-Азор.
14 Названная книга была издана в Лос-Анджелесе в 1949 году, составителем был Шаан Натали.